Сергей Брусин

- Андрей, признаемся, приглашали Вас к разговору с некоторой опаской: слишком далека Ваша деятельность от темы здоровья - главной темы журнала "Семейный доктор"...

- Почему далека, вовсе нет. Если я субботним утром в телепередаче "Смак" за пятнадцать минут смогу поднять людям настроение - это уже немало. Правильно говориться: цирк заменяет людям аптеку. И многие приемы шаманства и народной медицины основаны на том же. Достаточно вывести организм из нервного состояния и он вылечится сам. Я, например, не считаю "Смак" кулинарной передачей, здесь главное - общение с людьми и для меня прежде всего важна нота этого общения, интонация разговора.

- Кстати, в случае торжества, в Вашем доме кто готовит: мужчина или женщина?

- Сам готовлю.

- А Ваши фирменные блюда совпадают с теми, что Вы показываете с экрана?

- Вполне совпадают. Когда на передачу "Смак" приходит очередной гость, мне очень интересно, что и как он готовит. Между прочим сейчас выпускаем книгу тех рецептов, что за три года я и мои гости демонстрировали телезрителям.

- И в будни Вы тоже сами себе готовите?

- Вообще ничего не готовлю. Мотаюсь с утра до ночи по городу, а когда возвращаюсь, хочется только упасть.

- Когда Вы начинали двадцать с лишним лет назад с "Машины времени" Ваши песни были интересны как песни протеста против лжи "официоза". А сейчас на экране Вы в фартуке в окружении дорогой посуды, вкусной еды. Что случилось - превратились в певца благополучия, благосостояния?

- Нет, я не стал певцом благополучия. Такого нет. Я считаю, что передача у меня все-таки народная, но, кстати, и певцом протеста я себя никогда не считал. Протест, как таковой, к искусству отношения не имеет, а имеет отношение к политике, которую я не люблю и стараюсь держаться от нее подальше. Другое дело, если кто-то или что-то мешает мне делать то, что я считаю интересным. Это вызывает во мне обычную человеческую реакцию. Сегодня я пишу песни про то же самое, что в юности. Но уже никто не "наступает мне на ногу". Да и разумеется, то, что прочитывалось как протест  двадцать лет назад, сейчас выглядит иначе.

- Кстати, в отношении тех далеких лет. Помню, группе "Машина времени" запрещали выступать в Москве и молодежная среда питалась слухами: то в одном подмосковном городке, то в другом вы даете концерт в каком-то "зачуханом" клубе. Фанаты "Машины времени", а их было очень много, ехали туда на электричках. А вы и сами тогда были не старше своих поклонников. Скажите, нет ли у Вас ощущения, что тогда пускали "в распыл" свое здоровье - бессонными ночами, беспорядочной жизнью? Или Вы всегда были благоразумным и экономным на растрату сил?

- Нет, я не был экономным. Как никто не бывает экономным в двадцать лет. Но никакой растраты сил не ощущаю. Все это происходило в творческой атмосфере, вокруг меня были единомышленники. Кстати, в группе именно я был, так сказать, врачом. Между прочим, я родился в медицинской семье, мама у меня доктор медицинских наук, микробиолог.
Да, в те годы я привык спать по 4-5 часов и этого вполне хватало (кстати, сейчас уже не хватает). Я тогда учился, работал, писал песни. И привык к ощущению постоянной нагрузки. До сих пор: если мне нечего делать в течение 15 минут, чувствую себя странно. Для меня нормально находиться в постоянном цейтноте, даже я бы сказал, в непрерывном стрессе. Да и живу в окружении людей, которые находятся в том же режиме.

- Надо же, Вам не чужда тема медицины! Это нечто новое в образе Макаревича, мы Вас таким не знали...

- Я поражаюсь общемедицинской безграмотности людей. За рубежом это как-то еще объяснимо, поскольку медицина на Западе на высоком уровне, там есть нормальная страховка и скорая помощь приедет не через сорок минут, а через три. А в нашей стране быть безграмотным в отношении здоровья непозволительная роскошь - хотя бы какие-то азы надо обязательно знать. Тем более, что организм, как скажем, автомобиль, рассчитан всего лишь на определенный срок, а потом начинает "сыпаться", да к тому же не постепенно, а скачкообразно. Увы, наши сограждане - люди с потрясающе заниженным инстинктом самосохранения. И это, к сожалению, общенациональная черта.

- Судя по Вашему цветущему виду, на Вас это, похоже, не распространяется.
- Да, я достаточно хорошо изучил свой организм, знаю, что может произойти и как выйти из этого состояния. Но все это очень индивидуально, и поэтому не рискую давать кому бы то ни было медицинские советы.

- А есть ли у Вас какой-нибудь оздоровительный прием, который Вы больше всего освоили и применяете?

- Русская баня.

- Поэтому переехали жить в деревню?

- И потому тоже. Но еще и потому, что в городе мы окружены бессмысленными звуками, да еще в огромном количестве. А здесь в деревне нет ни одного звука, не несущего информации. Здесь я живу в полной тишине, а для меня это очень важно.
Мне помогало, что я всегда имел возможность заниматься только тем, что мне нравится. Это "перевешивает" все недосыпы и переутомления.

- Недавно Вы совместно с Ярмольником и Якубовичем открыли частный стоматологический центр "Дентал-Арт". Признаться, это неожиданно. Потому что правило бизнеса: начинай только то дело, которое хорошо знаешь. Логичнее предположить, что Макаревич вложит свои средства в шоу-бизнес. Так почему же стоматологический кабинет?

- Больше всего на свете я боялся лечить зубы. За всю жизнь дважды терял сознание и оба раза это случалось в кабинете стоматолога. И когда ко мне пришел Леонид Ярмольник и сказал, что впервые в зубном кресле получил удовольствие, я ему не поверил. Но позже сам убедился, что в компьютерном кресле "Siemens" это реально. И мы подумали: почему в Москве только одно такое кресло, а, скажем, не пять? К тому же я не собираюсь выступать в роли врача - у нас есть первоклассные специалисты.

- Где же находится Ваш необыкновенный стоматологический центр?

- В здании Киноцентра на Красной Пресне.

- Спасибо за беседу. Что пожелаете читателям "Семейного доктора"?

- Будьте здоровы! Ничего нет лучше этих слов.

 Февраль, 1997

асики в москве