Тель-Авив, "Синерама", 28.01.99 г.
Первый концерт мирового тура "Машины Времени"

Честно говоря, я не ожидал... Нет, ну, конечно, в прошлый раз на концерте "Машины" был полный аншлаг. Зал был забит...
Но нынче, при не очень дешевых билетах...
Итак, подходя к залу «Синерама», где проходил концерт (а дело было уже в 20.30, т.е., в то время, на которое был назначен концерт), я увидел огромную очередь. А, ну понятно, - подумал я, - это те, кто хочет войти в зал.
Но лишь подойдя поближе, я понял, что это просто очередь в кассу за билетами, которые уже давно кончились. Искренне посочувствовав людям и порадовавшись за себя, купившего билеты (в партер) 3 недели назад, я прошел-таки в зал, куда, если честно, очередь была еще больше. Ну просто огромная (а время-то было, время!). В принципе, девятый год живя в Израиле, я прекрасно понимал, что концерт, назначенный на 20.30, дай Бог, чтобы начался в 21.00. Но, Бог не дал : )
Концерт начался в 21.05.
В зале гаснет свет и в темноте Они выходят на сцену... Одеты все были исключительно по- домашнему: в черные джинсы-брюки и футболки с коротким рукавом. Естественно, как и принято в Израиле (и не только…), не заправленные в брюки. Единственным исключением был Женя Маргулис, который вышел хоть и в черных брюках, но в белой футболке. К микрофону подходит А.Макаревич:
 - Вы не поверите, но это действительно первый концерт нашего мирового тура, который продлится около года. Мы вот решили, что правильнее будет начать со Святой Земли. Мы будем петь песни новые, песни не очень новые  и песни новые, но не очень. И если вдруг случайно окажется, что слова некоторых вы знаете, то подпевайте нам...

"Долго я шел, берегом реки,
 Я шел, судьбу свою кляня..."

Именно с этой песни и начался концерт.
Зал, ждавший чего-нибудь старого, доброго и душевного, взорвался аплодисментами, и я искренне порадовался. Если бы я предвидел, что будет через какой-нибудь час...
Если честно, то я ожидал, что концерт будет состоять только из нового альбома «Машины Времени» «Знаки и цифры», вперемешку с малым количеством старых песен. Первой же песней моему ожиданию был нанесен удар. Заглядывая вперед, скажу, что на концерте не прозвучало НИ ОДНОЙ новой (ну не считать же, в самом деле, новыми песни из альбома «Отрываясь»).
Порадовав народ песней «Люди в лодках» Андрей Макаревич не стал останавливаться на достигнутом, и практически сразу мы услышали «Наш дом». Зал разом подхватил припев, и дружеское настроение и атмосфера концерта были заложены, можно сказать, в самом начале.
Во время песни «Марионетки» (о! Как ее встречал зал!), на втором куплете случился забавный казус. У Андрея отключилась гитара. Возникла такая якобы тишина (почему тишина - да потому, что, как известно, не поет «Машина» под фонограмму, а Андрей Вадимыч, как бы, ритм- гитарист, да еще и солист. А почему ЯКОБЫ тишина - потому, что зал, неплохо знающий текст этой песни, пел ее и сам). В том месте, где должен был начаться второй куплет, Андрей Вадимыч, сосредоточенно вставляя шнур от усилителя в гитару, этак неспешно приговаривал: «Ну, да, арлекины и пираты, циркачи и акробаты», причем, сосредоточенный в том, чтобы вставить-таки этот непослушный шнур на место, мало обращал внимания на то, что текст говорился не совсем под музыку и не всегда к месту. Но шнур все же, был установлен, и дальше все пошло, как по маслу...
...Из нового альбома "Отрываясь" было спето 6 песен. Андрей:
- Я думаю, каждому из вас знакомо щемящее чувство дороги. А какая дорога без ... "Проводницы"?
Я второй раз словил себя на мысли, что песня "Проводница", которую я всегда пропускаю, слушая компакт-диск, просто на ура идет на концерте. Причем, поглядывая в зал на реакцию публики, я понимал, что это не только мое мнение.
Затем последовала " Старая песня о главном". Знаменитые слова "Сладко ты спишь, черный малыш, в добрых еврейских руках" была встречена бурными продолжительными аплодисментами. Тут необходимо небольшое пояснение. Дело в том, что я (каюсь) не понимал смысла этих слов, пока наша, а особенно моя любимая  Red Rose мне не растолковала. Разрешите ее процитировать. Дело в том, что наиболее богатая община в Америке - это еврейская. Естественно, что именно их деньги и составляют основную массу налогов, из которых, как  понятно, и платится вэлфер (пособие по безработице), на котором рождается, живет и умирает большинство черного населения Штатов. Поэтому, черный малыш и может сладко спать в еврейских ручках :)
В самом конце песни идет фраза: в длинных советских руках. Петя:
- В длинных... (потягиваясь), -
советских... (пауза, Петя неспешно закатывает рукава, наглядно все демонстрируя и делая круг по сцене)
(возвращаясь к инструменту) руках!
Потом, Андрей объявил, что ныне следует сольный Петин проект, и  вместе со всеми удалился покурить, а Петя запел "Фрейлекс". В это время работники сцены поставили два таких, знаете, высоких табурета, специально сделанных для удобства играющих на гитаре.
Петя, раскланявшись и получив свою дозу аплодисментов от зала, удалился, довольный, за кулисы, откуда вышли Андрей и Женя. Они сели на эти табуреточки и заиграли. И заиграли в этаком, аккустическо-электрическом, только гитарном (дуэтом) варианте изумительную песню:

Все, старик, хорош, пора завязывать.
Тот, кто хочет, может продолжать
Глотки рвать, бороться и доказывать.
Ну и с Богом,  не хочу мешать.

Сколько нас уже пристало к берегу,
И летят без боли, налегке,
Письма из Израиля в Америку
На великом русском языке.

Надо признаться, что я эту песню слушал впервые и наивно предположил, что она из нового альбома "Машины времени" (надеюсь, что так и будет, иначе я буду просто рвать волосы от досады, что такая песня пропадет, а какая-нибудь ахинея в исполнении Леонтьева типа "Гуси-гуси, га-га-га" сохранится. Но мы отвлеклись). Как оказалось, она отнюдь не новая. Первая, кто нанес удар по моей уверенности, была Red Rose. Но она - это ладно, машиноведов ее уровня в мире вообще немного, разве только Романтик... Каково же было мое удивление, когда я узнал, что из 4 человек, бывших вместе со мной на концерте, эту песню не слышал я один. А я-то полагал, что я, худо-бедно, знаком с творчеством "Машины" :)
Но, несмотря ни на что, на меня эта песня произвела очень глубокое впечатление. Прямо с первых слов, с первых нот... Пел ее Женя Маргулис. Поскольку тема для Израиля, мягко говоря, очень актуальная, песня вызвала очень долгие аплодисменты. Я бы вообще сказал, что эта песня - великая вещь...
Саша Кутиков порадовал всех своими песнями "Он играет на похоронах и танцах" и "Спускаясь к великой реке". Ну а то, что именно он пел "Скачки" и "Поворот", это, как говорится, и ежу понятно :) Кстати, волосы у него отросли слегка и выглядят очень эффектно, в сравнении с максимально короткой стрижкой Пети и Андрея. Но, как сказал последний на "Музыкальном Ринге", "теперь я знаю, кого из зрителей интересует наша музыка, а кого моя прическа..."
Затем последовала парочка старых (или, как говорит Андрей, древних) песен, после чего А.М. сказал:
- Ну, раз мы на этой ностальгической волне, давайте не будем с не сходить.
 И Женя запел "Блюз-Шанхай".
Причем, в тех местах, где надо было петь слова "Блюз-Шанхай", Женя делал паузу и вопрошал в зал: "Что?", и зал громко пел: "Блюз-Шанхай!". Явно было заметно, что Жене это очень нравилось.
Надо сказать, что все музыканты веселились на концерте от души. Такое с "Машиной" случается очень часто. Но тут было просто отчетливо видно, что удовольствие получают не только зрители, но и музыканты. Правда, Петя Подгородецкий слегка перегибал в этом палку, что, в принципе, для него обычно. Кстати, пример.
По краям среднего полукруга в «Синераме», как всегда, столпились молодые люди, про которых можно сказать фразой из песни «Кафе Лира»: «Без сомненья ребятки испытали в достатке веселящее действо вина». Насчет того, было ли это вино, водка или большое количество пива, судить не берусь, но воздействие было явно не слабым... Наверное, в таком состоянии пение Пети Подгородецкого показалось им не очень приятным. И поэтому, после песни «Этот вечный блюз», во время которой Петя вволю повеселился над теми же ребятками, они начали вслух намекать, что, мол, пора дать и Андрею попеть. Петя, искренне возмущенный таким поворотом, подошел к Андрею, и, как только началось вступление следующей песни, запел что-то совершенно левое, причем абсолютно диким голосом. Так повторялось трижды. На третий раз Петр начал петь гимн Советского Союза, и Андрей, многозначительно посмотрев на публику и обронив: «Полный идиот», с достоинством удалился.
 - Ой, ушел, - сказал Петя. - Что делать-то?! Андрей, ну вернись! Ну вот (становясь на колени), на коленях прошу. Ну вернись! (ползя на коленях в направлении ушедшего за кулисы Макаревича) Ну долго мне еще на коленях ползать? Больно же! Ну, ушел - и ладно (вставая), без него обойдемся. Правда? (Глядя в зал) Зал дипломатично промолчал. Петя (спрашивая у Жени Маргулиса):
 - А что, какую песню-то петь собирались? Ой... А я слова забыл. Ладно, давайте вот что споем (подбегая к Ефремову и шепча ему что-то). Валера начинает отсчет и тут быстро выходит Макаревич со словами: "Нет, стоп, стоп", хватает гитару, и Петя начинает петь песню "Когда я был большим".
Как ни странно, первая песня, окончательно взвинтившая зал по максимуму, была "Мой друг лучше всех играет блюз". Это была первая песня, во время которой добрая треть зала, причем, как и 15-20 летние, которые, кстати, вообще не садились, так и дяди - тети за 40 лет, дружно подпевали, танцевали, аплодировали, или, короче, от души веселились вместе со своей любимой группой. Я немного удивленно на них поглядывал, хоть и очень люблю эту песню. Я и не предполагал, что через 15 минут количество тех, кто сидит и не бесится от души, можно будет пересчитать по пальцам, и что я сам буду хлопать в ладоши, прыгать и подпевать им, таким знакомым и любимым песням "Машины".
А песни к тому времени шли одна в одну: "За тех, кто в море", Песня о капитане", "Флаг над замком", "Старый рок-н-ролл", Скачки", "Синяя птица", "Старый корабль" и... "Поворот"!  Согласитесь, совсем не слабо.
После этого музыканты выстроились на сцене и Андрей сказал:
- Сегодня исполняется 30 лет Александру Кутикову (аплодисменты зала), Евгению Маргулису (аплодисменты зала), Пете Подгородецкому (аплодисменты зала), Валере Ефремову (аплодисменты зала).
Петя:
- И Андрею Макаревичу! (аплодисменты зала были чуть посильнее)
Андрей: Спасибо вам.
И музыканты низко поклонились. И ушли... В зале зажегся свет, но...
...Но зал не желал расходится и расставаться со своей любимой группой. Зал к тому времени уже  весь стоял на ногах, бешено аплодировал, кричал, свистел, вопил...
Я случайно увидел лицо, типа,  главного охранника возле сцены и испугался за него. Он был не молод, но на его лице был написан такой ужас... Он вопросительно смотрел за кулисы, желая узнать у музыкантов, конец это (не его, разумеется, а концерта) или нет. Он смотрел на музыкантов, а я на него. Увидев на его лице, что выражение ужаса сменилось просто выражением легкой паники, я понял, что мы еще услышим кое-что.
И они вернулись... Рев восторга был таким, что главный охранник снова побледнел от ужаса. Андрей:
- Ну мы для этого и затевали свой тур, чтобы проверить уровень терпения у зрителей.
 Голос из зала (похожий на голос человека, только что чудом спасшегося от ужасной опасности, этакая смесь облегчения и испуга):
- Андрей, ты так не шути!
И они запели песню "Родной дом". Правда, вместо слов " И я за 8 лет прошел весь белый свет", Андрей пел "И я за 30 лет..."
А потом...
Он внимательно и торжественно посмотрел в зал. И зал застыл, ожидая и не веря, что вот сейчас он услышит Ее... Но он ее услышал...

"Бывают дни, когда опустишь руки..."

Я думаю, что ничуть не преувеличу, сказав, что эту песню хором пел ВЕСЬ зал. Оглядываясь назад, я видел, как красиво горят огоньки зажигалок в темноте зала и жалел, что у меня зажигалки  нет и я не могу плавно раскачиваться в такт мелодии с маленьким огоньком в руках...
"Вместе!",- кричит Андрей, - " Но верил я, не все еще пропало..."
"Пока не меркнет свет, пока горит свеча", -  продолжил начатую им фразу зал... Последние аккорды песни...
И зал потонул в шквале аплодисментов...
Андрей:
- Ну вот, осталось только торжественно вам пообещать, что на 30-летней дате наше творчество не окончится. Так что, до новых встреч!
И стремительно, легко, совсем как 20 лет назад, Андрей Макаревич, Александр Кутиков, Евгений Маргулис, Петр Подгородецкий и Валерий Ефремов убежали за кулисы. Удачи им! Новых песен! И до новых встреч!



Список песен, исполненных на концерте:

Люди в лодках.
Наш дом.
Марионетки.
Проводница.
Он был старше ее.
Он играет на похоронах и танцах.
Однажды мир прогнется по нас.
Фрейлекс.
"Все, старик, хорош, пора завязывать..."
Старая песня о главном.
Мой друг лучше всех..
Снова весна.
Спускаясь к великой реке.
Я дам тебе знать.
Картонные крылья любви.
Этот вечный блюз.
Когда я был большим.
Блюз-Шанхай.
Старый рок-н-ролл.
Разговор в поезде.
Старый корабль.
Песня о капитане.
Флаг над замком.
Синяя птица.
Скачки.
За тех, кто в море.
Костер.
Поворот.
Родной дом.
Свеча.

P.S. Порядок в списке весьма произвольный, на концерте они шли в другом порядке. То же можно сказать насчет отчета. Но, извините, если что, старался, как мог... ***

Все, старик, хорош, пора завязывать.
Тот, кто хочет, может продолжать
Глотки рвать, бороться и доказывать.
Ну и с Богом,  не хочу мешать.

Сколько нас уже пристало к берегу,
И летят без боли, налегке,
Письма из Израиля в Америку
На великом русском языке.

Разве лучше прыгнуть с подоконника,
Если есть возможность под рукой.
Мы - не диссиденты, мы - покойники,
Мы хотим найти себе покой.

Требовать ответа все равно с кого,
Раз уж нас отправили в утиль.
"Ностальгия" - это фильм Тарковского,
Между прочим, итальянский фильм.

Сколько нас уже пристало к берегу,
И летят без боли, налегке,
Письма из Израиля в Америку
На великом русском языке.

Выгодно приобрести горку для детской площадки только на сайте оптом или в розницу в Украине