Назад
Интервью А.Макаревича.
Программа "Стриж и другие"
(Продолжение)

- Есть такая история, что настоящий мужчина должен построить дом, посадить дерево, родить сына (?! - В.К.), написать книгу, картину, посмотреть мир, прославить свое имя, снятся в кино, выпустить компакт-диск, еще что-то... Ты, на самом деле, все это сделал.

- Ужасно.

- Ты такой, как в фильме "Маска", супергерой.

- Грустную картину ты нарисовала. Ну вот и все.

- Но дом ты, правда, не построил, а купил, да?

- Ну послушай, это же, как бы, фигурально...

- Ну это понятно, естественно. Так вот, есть что-нибудь, что ты не сделал-то еще?

- Во первых, я могу тебе сказать, что по моему убеждению, вот, постарайся меня понять... Одну книгу может написать любой человек, и она может получиться очень хорошей, но это не значит, что он имеет отношение к писательству, или имеет какой-то талант. Весь вопрос во второй книге. Вот если вторая будет не хуже, а лучше, тогда уже о нем можно говорить, как о каком-то явлении в искусстве. У меня нет ощущения, что мы написали все песни, я написал все книжки, нет, пока мне точно так же этим хочется и интересно этим заниматься, как и раньше.

- У тебя недавно обнаружилась дочь, взрослая.

- Действительно.

- Расскажи.

- Что же тут рассказывать?

- Ну расскажи, ну как вот, трепет отца? Вдруг, ни с того ни с сего? Ты жил, знал, что у тебя сын, которому сейчас 11 лет, и вдруг у тебя обнаруживается дочь, красавица, живет в Америке. Сколько ей?

- 24.

- 24... Практически моя ровесница. Расскажи мне, пожалуйста, как это произошло, как вы нашли друг друга?

- Ну, собственно, она мне позвонила.

- А где же она раньше-то была? Вообще-то Андрей Макаревич, в общем-то, наверное, все 24 года, которые она жила, звучало это имя.

- Я думаю, что она не хотела раньше звонить. Знаешь, мы как-то с ней договорились, вернее, она мне предложила, не обсуждать эту тему. Может быть, она ждала того момента, когда она себя почувствует абсолютно самостоятельной.

- А, такой комплекс, как бы...

- Возможно.

- ...Чтобы не звонить богатому и известному папе.

- Ну, не знаю, насколько богатому... Ну известному... Вот... Но, во всяком случае, у нас замечательные отношения, мы видимся настолько, насколько это возможно часто...

- Класс. Так. Я знаю, что ты каждый какой-то момент, как у тебя только есть такая возможность, ты говоришь о том, как тебя раздражало то, что было в СССР тогда, с точки зрения музыканта и гражданина и человека и т.д. Но в то же время, ты не скрываешь своего, ну в самом хорошем смысле, консерватизма. Даже вот тебе немножко не интересно, что сейчас происходит... Так что больше в тех годах - романтики или...

- Это не консерватизм. Консерватор - это тот, кто отвергает то, что происходит сегодня. Я все это приветствую, я просто говорю, что лично я без этого обхожусь. Это совершенно не значит, что должны без этого обходится.

- А что тебе не хватает из СССР, из тех времен, сейчас? Что-нибудь не хватает?

- Ну, собственно, возраста. Лет на 20-то конечно назад полегче себя ощущал.

- Да?

- Да. Этаким орлом. Вот. Но и сейчас еще ничего. Все остальное - нет, я бы туда очень не хотел возвращаться.

- Так. Далее. Про сына. Ему 11 лет, это взрослый мальчик, который с каждым годом становится все больше и больше отражением тебя, т.е такого сходства, чисто внешнего, я даже помню, я его видела лет в шесть, та же пластика, те же движения.

- Да-да. То же отсутствие пластики.

- Расскажи мне о его намерениях, о его... Куда он там тянется, не тянется, поскольку ведь на детях гениев природа отдыхает, или ты не гений?

- Во первых я не очень гений, во вторых, на нем природа не очень отдыхает, потому что он... У него очень хорошее чувство юмора, и я его никак дураком не назову. А вот что касается того, куда его тянет, он пока сказать не может, его то динозавры интересуют, то компьютеры, то акулы, то вдруг он чертить садится почему-то. Я помню, я черчение ненавидел, вот эту вот аккуратность, с которой надо провести линию, не размазать. А он сидит вдруг с рейсшиной... Говорю: "Вань, ты чего?" - "Нравится!". Бог его знает. На самом деле, насколько я себя помню, класса до седьмого я тоже ощущал себя как-то... Вне каких-то привязанностей.

- А он какую музыку слушает? Он слушает "Машину времени"?

- "Машину времени" он слушает, но я не думаю, что это его любимая группа. У них есть какие-то свои группы. Он мне назвал названия. Ну там "It's seventeen" я еще слышал хотя бы название. А еще две других... Я говорю, а кто это? Он на меня посмотрел с сожалением, говорит, ты же музыкант, и ушел в свою комнату. Мне стало неловко.

- Чего достаточно в девушке, чтобы она тебе понравилась?

- Если она не толстая, если она не выше меня на голову, если у нее не облупленный маникюр на ногтях, если она не дура.

- Какой требовательный (пряча руки за спину). Что тебя может привести в восторг?

- Масса вещей, совершенно неожиданных. Но самое любимое состояние, это когда что-то задумал, сделал, и получилось точно так, как себе представлял, причем за очень короткий отрезок времени.

- А часто такое бывает?

- Бывает иногда.

- А ты веришь в гороскопы, обращаешь на них внимание?

- Не обращаю, потому что у меня есть подозрение, что то, что сегодня печатают в газетах, это не гороскопы. На самом деле это была древняя наука, непростая, и на сегодняшний день она, по моему, совершенно забыта.

- Когда мы с тобой познакомились, тебя интересовал мой год. Я тебе сказала какой. "А! Огненная лошадь! Клево!". Как бы это для тебя имело значение.

- Я просто(рассмеявшись) могу тебе сказать. Я занимался сравнительными гороскопами. Поскольку до тебя у меня уже было несколько знакомых девушек. Я в общем-то был не очень маленький.

- Я была не первая, я знаю.

- Мне было интересно.

- Так. От чего ты получаешь самую большую дозу адреналина?

- От подводного плавания, от подводной охоты, от рыбалки, от хорошего концерта.

- Что может разорвать с тобой даже очень давнишние дружеские отношения?

- Что может?

- Ну, что должен сделать, например... Ну не должен, конечно, сделать... Ну что может прервать даже самые давнишние дружеские отношения с тем или иным человеком, неважно, мужчина это или женщина?

- Ну, подлость какая-нибудь.

- Какая такая подлость?

- А подлость - это какое-то действие, направленное против тебя...

- С улыбкой.

- Как правило, с улыбкой, и как правило, задуманное, потому что бывают какие-то вещи спонтанные, особенно, если это делает женщина, это можно отнести за счет того, что она женщина...

- И не очень умная.

- ..И у нее такое устройство эмоциональное. А вот когда ты понимаешь, что это было затеяно, я это очень не люблю.

- А будет ли торжественный уход "Машины Времени" на пенсию , либо это произойдет тогда, когда это произойдет? Я просто вспоминаю твою песню "Старый корабль", чтобы, знаешь, бычки не тушили, не фотографировались с женой, или с подругой, если нет жены?

- (С улыбкой)На нашем теле?

- На вашем теле.

- Ну я, во первых, думаю, что до этого еще достаточно далеко. Потом, праздник из похорон делать, по моему, нет смысла.

- Ну вот этот, там, последний тур "Наутилус Помпилиус", последняя гастроль Аллы Борисовны Пугачевой...

- Нет, по моему, это все связанно с продажей. И... мне это не интересно.

- То есть, как будет - так будет.

- Конечно.

- Спасибо тебе большое.

- Спасибо тебе большое.

Я люблю слушать песню Стаса Михайлова Ты одна на музыкальном портале Myzuka.