Два рассказа об одном событии.


фото Татьяны Абаниной

Рассказ первый. Автор - Misha.

ДЕРЕВНЯ (олимпийская) ПОД СНЕГОМ.

«А если каждому перед началом по 150 грамм
любимого напитка? Вот бы концерт получился!»

А.В. Макаревич – 10 октября 2002г.

К вечеру пошел снег… не зимний - с треском и голубыми переливами, а осенний – серый, мокрый, мгновенно превращающийся в грязные, бесконечные лужи. Погода портилась, пришлось выезжать пораньше, дабы прелесть московских пробок не омрачила начала шоу.
К счастью, мой неблизкий путь был пройден вполне удачно и вот я у светящегося в темноте Концертного зала. Подходит народ, окончательно развеяв мои сомнения по поводу явки любителей «Машинного дела».
Надо признать я ранее не был в Олимпийской деревне, и первые впечатления связаны с концертным залом: предсказуемая соцреалистичная архитектура периода разгара застоя неожиданно перешла в уютный небольшой зал с обилием деревянной отделки и мягкими, почти домашними креслами. Сцена слегка выдается полукругом в зал. Стоячий партер не предполагается, в виду отсутствия места для оного.
Расположившись на втором ряду, начинаем осматривать сцену, благо она ничем неприкрыта, почти во всю ширину задника натянуто полотно, требующее отдельного описания: хипповое разноцветие по мотивам Yellow Submarine, имеющее своим центром не означенное судно, а контур рыбы неизвестного вида, но узнаваемого авторства (сами знаете чьего). Чуть ближе малиновая ударная установка, справа стойки с клавишами, еще ближе рад гитар на подставках (бас, одна акустическая - желтая, одна полу-акустика – черная, три электро: желтая (Fender), черно- и сине- белые по одной), и еще ближе – три микрофонные стойки равномерно во всю ширину. Все указанное «хозяйство» отодвинуто вглубь сцены, так что от края эстрады, за которым, собственно, мы и сидим, до музыкантов примерно метров пять-шесть.
Между тем, народ всё подходит и свободных мест совсем не видно. Публика, как принято, разношерстная но по моим ощущениям превалируют «выдержанные» ценители «за тридцать», местами «разбавленные» молоденькими, розовощекими особами – есть на ком остановить взгляд - неплохо…
Однако, не пора ли? Публика сдержанно волнуется, требовательные аплодисменты то вспыхивают, то гаснут. 19.15 – справа показывается Макар – бросает взгляд в зал и снова исчезает. Хлопаем настойчивей 19.20 – Выход!!!
Описывать внешний вид «машинистов» особого смысла, думаю, не имеет, однако Макаревич выделяется особо – свободные синие джинсы, желтая очень-очень старательно мятая рубаха на выпуск и завершающая композицию стриженная, изрядно седая голова главного машиниста, местами характерно взъерошенная. Следует заметить, что подобная прическа обычно бывает у человека после не совсем здорового дневного сна, опосля еще более не здорового ночного «бдения». В довершение ко всему Макар изрядно хмур.
Свет в зале гаснет и … поехали! Легкое блюзовое вступление на фоне которого Андрей произносит примерно следующее: «Мы выступаем в этом зале регулярно и всякий раз это связано с разными экспериментами. В настоящее время по многочисленным просьбам Машина Времени готовит новую программу со старыми песнями, и некоторые из них мы проверим на Вас!». Во время сего вступления Евгений Маргулис «пробует» губную гармонику, а по его окончании вспоминает вслух количество лет, прошедшее с момента их (с гармошкой) последнего контакта. И вот – «Блюз о безусловном вреде пьянства». Сразу втягиваемся в процесс, где можем – подпеваем. Звук неплох, однако выстроен с легкой небрежностью в силу которой, инструменты немного «перекрывают» друг друга, особенно гитара Маргулиса, что, впрочем, не мешает кайфу от «нетрезвого» блюза. Начало на ура!
Дальше – больше. Напускную хмурость Андрея снимает, как рукой. В паузе Макаревич предлагает залу поприветствовать находящихся в зале особо дорогих гостей, ранее участвовавших в Машине, но в разное время: Макс Капитановский и Александр Зайцев!!! Предполагается, что зажжется свет и ОНИ покажутся. После дополнительной просьбы Макара свет и вправду зажгли, мы крутим головами, но со второго ряда никого из указанных не видим, кажется, не видят и другие, Макар говорит: «Ну и слава Богу!» и едем дальше…
Начинается что-то давнее и знакомое – «Телега!» - никогда не слышал «живьем» - супер!!!!!, других слов нет…
Следующая пауза – начинаются заявки: «Поворот!», «Битва с дураками!!», «Черно-белый цвет!!!»… на последнюю реплику Макаревич мгновенно откликается: «Кто сказал?», автор заявки вскакивает и поднимает руку, Андрей завершает дискуссию, показывая на него: «По просьбе трудящихся!!!!» - «Черно-белый цвет» звучит мощно, воскрешая в зале призраки семидесятых – время расцвета хард-рока. Припев разложен на троих по строчке: Макар – «Кто ты?», Маргулис – «Скажи сам себе», Кутиков – «Хотя бы в это раз» и так дальше. Очень сильно. Впечатление немного портит разный уровень громкости микрофонов, но ничего, немного поработать и этот номер будет центром «старой-новой» программы.
Далее опять заявки, которые прерывает Андрей: «Не ребята. Помните как раньше? Быстрая, медленная, быстрая медленная…». «Музыка под снегом» - звучит немного «сыровато», дело опять, возможно в звуке, а также игра Державина не создает необходимого фона клавиш в этой композиции – вперед выходят гитары, звук которых «резковат» для, возможно, самой мелодичной песни Макаревича. Короче – есть над чем работать.
После нескольких старых вещей переходим в 90-е: «Картонные крылья» хороши в основном благодаря вокалу Андрея, очень чувственно описывающего встречные курсы героев: на «восход – закат». Проникновенно и грустно – как в жизни…
Из свежих песен сыграны «По домам..», «Не надо так» и «Место, где свет», которая прозвучав в разгаре концерта, стала центром действа – по качеству исполнения этого шедевра придраться не к чему – все выше всяких похвал, в том числе Державин, наверно, единственный раз за концерт не «обозначил» тему, а сыграл очень не плохо. Спасибо им всем за эту песню.
Опять заявки, Макаревич вслушивается в предложения и на просьбу «Скворца!» сразу соглашается – «Скворец» с положенным длинным гитарным вступлением.
«Он был старше ее…» в процессе частого исполнения был, к сожалению утерян первоначальный медленно-грустный ритм, песня давно исполняется значительно быстрей студийного варианта, что по моему, не идет этой великолепной композиции на пользу. Но песня очень хороша, а в сочетании с «По домам» образует некую цельность программы с перекликающимися темами.
«Однажды мир прогнется под нас!» - следует без паузы на одном дыхании, тема представляющая по сути гимн части поколения, тех, кто не попал в струю 90-х годов, но верящих в свой путь. А что важнее веры?
«Шанхай-Блюз» отмечен весьма интересным событием, произошедшим перед сценой. Во время вступления в узком проходе между сценой и первым рядом, чуть левее центра появляется высокая фигура и начинает «дирижировать» находясь спиной к залу. Мое секундное недовольство, сменяется нотками сомнения – что-то есть в этих движениях очень знакомое, но весьма далекое. В момент, когда к «фигуре» подходит охранник с предложением не мешать, я уже уверен в своей догадке – Зайцев!!! Он очень узнаваем, несмотря на годы и не вполне трезвое состояние, которое, впрочем, не мешает ему оставаться адекватным – он отходит и скрывается в темноте зала, как выяснится позже – временно. Между тем «Шанхай-Блюз» великолепен.
«Мой друг лучше всех играет блюз». Не менее сильно. Еще раз похвалю Державина – на фоне других исполненных песен «эпохи Подгородецкого» эта не утратила клавишного рисунка, хотя сравнивать качество игры указанных музыкантов я не буду.
«Спускаясь к великой реке» - Кутиков бесподобен, заметно, что эта песня одна из его любимых. К сожалению, тема актуальна… но о политике в другой раз.
Следует длинный проигрыш неопределенного характера, сопровождаемый вопросительно-издевательскими лицами музыкантов. «Что никто, не знает песню?» - восклицает Макар. Методом подбора залу удается угадать – «Синяя птица» - «прародительница» ламбады, ламбаду же Макаревич и вытанцовывает в финале композиции.
«Ты можешь ходить, как запущенный сад» - не менее мощно, чем «Черно-белый цвет» плюс «ураганный» вокал Кутикова – меня вдавило в кресло, к счастью я выдержал перегрузку.
«А теперь «Скачки»!» - восклицает Андрей и вперед! Оп – ля у гитары Маргулиса рвется струна. Песня идет своим чередом, между тем к Евгению выскакивает техник и предлагает её заменить, Маргулис отвечает отказом и берёт сине-белую гитару до сего момента стоявшую без дела. Минута и вторая гитара снова включается в «дело».
В паузе к сцене прорываются двое молодых людей, выкрикивающих название своей любимой песни, кажется, они хотят «Лифт» или что-то другое, рядом уже некоторое время пританцовывает солидный гражданин кавказского, прости Господи, происхождения. Макаревич, реагируя на происходящее у сцены, резюмирует: «Позвольте считать воодушевление этих троих молодых людей всеобщим!» - «Поворот»! В процессе песни к сцене вновь возвращается Зайцев, пристроившись на корточках рядом с ребенком лет пяти-шести. Андрей замечает Александра и жестом приглашает того на сцену. Секундное раздумье и Александр Зайцев на сцене!!! Хором поется куплет - Макаревич и Зайцев в один микрофон, далее Александра настойчиво «отправляют» к клавишам. Державин радушен, демонстрируя свое хозяйство. Зайцев пытается что-то сыграть, но отказывается от этой затей, обнимается с Державиным. Всем весело. Финал. Музыканты кланяются и убегают.
Даешь на бис!!! Аплодируем не переставая. Они возвращаются! К микрофону подходит Зайцев. Сначала жестом, а потом словом предлагая установить тишину. Объявляет: «Для тех, кто посвящен…. А кто нет – Бог с вами: «Три окна!»». Следует, безусловно, потрясающее исполнение песни. Макаревич раскрывает сюжет как впервые: «…И раздам моим друзьям – ВАМ». Мы счастливы. Теперь точно финал.
Свет в зале. Зрители расходятся. Мы остаемся обсудить увиденное с друзьями. Проходя к выходу из зала, огибаем группу людей, не отпускающих Сашу Зайцева – одно фото, другое – кажется им всем очень весело и хорошо. Мне тоже.

Спасибо всем.
Простите если я что-то забыл или перепутал порядок песен. Все от эйфории

Михаил (meem@yandex.ru).
11 сентября 2002г.


фото Татьяны Абаниной

 

Рассказ второй. Автор - Veresk 

ЗАПИСКИ ЭГОИСТИЧНОГО ПОТРЕБИТЕЛЯ (о концерте МВ в Олимпийской деревне)

ну, вот я и дома - приземляюсь в кресло перед компом, чтобы набросать вчепятления

день с утра у меня получился дерганный - планировался выходной, но внезапно утром привалило задание
пришлось поехать на работу и пытаться что-то там понаделать, надеясь что успею съездить домой - приодеться на концерт по-человечески
увы, все путалось, наслаивалось, нервироваро своей неорганизованностью и затягивалось
вобщем в кресло зрительского зала плюхнулось мокрое от снега и взвинченное от суеты существо неопределенного пола и возраста...

и вот, наконец, в зале гаснет свет, сцена освещается и на нее выбредают музыканты
Андрей Вадимович напоминает публике, что в этом месте концерты проводятся традиционно два раза в год и что группа готовит к зиме новую программу, в которую по желанию трудящихся войдут старые песни
потом он добавляет, что поскольку зима уже почти началась, то проверять и испытывать эти композиции будут сегодня на собравшихся, на что народ радостно соглашается
внутри меня что-то скептически дернулось - "старые песни" - вот как-то недолюбливаю я всякие там ремиксы и каверы...
но тут зазвучала музыка и стало все ясно
я, признаться, не отношусь к знатокам Машины, основываюсь только на своих ощущениях, да и память у меня не супер, так что за хронологию концерта я не берусь, а передам только свои потребительские впечатления
место у меня было в левом крыле 9-го (последнего в партере) ряда и два места передо мной пустовали, поэтому видно сцену было хорошо, а вот слышно - громко, но плохо
кое-где мне просто пришлось дополнить живое исполнение воспоминаниями от записей
возможно, это было просто неудачное место ("яма"), но мне показалось, что баланс и громкость были настроены не самым лучшим образом, да и слова Макаревича не все было слышно
публика тоже вокруг оказалась какая-то вялая - сидели как на концерте классической музыки, а один молодой человек справа от меня вообще ни разу не хлопнул за весь концерт - мне даже сначала как-то неловко было - не мешаю ли я ему дремать своими притоптыванями, прищелкиваниями и смехом... правда, где-то на Шанхай блюзе он пару раз дернул ногой, но возможно это просто была попытка сохранить равновесие, на подрагивающих от меня креслах
однако далеко не вся публика такая, но об этом чуть позже...
итак, вернусь к программе: в начале, кроме уже упомянутых Ulitan'ом, звучат "Музыка под снегом", "Скворец", "Кого ты хотел удивть", дальше "Картонные крылья любви", "Он был старше ее", "Не стоит прогибаться", "Место где свет" (эх! никакой синтезатор не заменит живого аюповского аккордеонного проигрыша)
по поручению своей мамAн я смотрю и слушаю Маргулиса, который как-то странновато сначала исполняет "ты думаешь", в середине(!) концерта, вдруг принимается знаками звукорежессеру регулировать монитор, зато потом, ближе к концу отрывается вместе со всем залом на "Шанхае" и "Мой друг лучше всех играет блюз"
специально за Ирину и Сталкера я гляжу и на Державина - он скромен, старателен и внимателен, и даже делится партией клавишных с Зайцевым(который в конце концерта вышел на сцену) и трогательно его приобнимает
за Shuri'ка_S-Pb - любуюсь Ефремовым, который с невозмутимым видом задает темп и местами даже, как мне показалось, его энтузиазм немного сокращал время звучание песен
а за Red Rose я, конечно же, веселюсь за Макаревича, который с по-детски лукавой и довольной улыбкой в солнечно-желтой блузе бегет и поскакивет по сцене, иногда прихлопывет публике и спрашивает между песнями: "ну, мы поем?"
в оставшееся время я радуюсь на Кутикова, который чудесно улыбается всем - и залу, и музыкантам, призывно хлопает руками над головой и замечательно исполняет "Спускаясь к великой реке"
ближе к концу концерта пошли классическе хиты "Марионетки", "За тех, кто...", "Скачки", "Синяя птица" с неизменным балетом АВМ и конечно же - "Поворот"
после продолжительных аплодисментов Зайцев приказал всем замолчать и сказал, что-то в таком духе: "кто в курсе, тот поймет, а остальным не надо" и прозвучали "Три окна"
к этому моменту народ спустился и заполнил проходы в партере
за моей спиной оказались молодые ребята, которые излучали хорошее настроение и подъем - сразу стало уютнее - и по залу замерцали огоньки зажигалок
так закончился концерт, за время которого мне удалось и повеселиться, и погрустить, и посмеяться, и похлопать-потопать и словить много разнообразных ощущений...
я снова комфортно чувствую себя в своем замечательном возрасте и стойком характере

на улице падет влажный густой снег, который мягко покрывет все вокруг
я иду по мокрому темному асфальту с отдельно светящимися на нем желтыми листьями мимо загадочных засугробленных разноцветных деревьев и легкий отзвук концерта помогает думать о тех, кем я дорожу в этой жизни
такое замечательное настроение - здорово, что я могу видеть, слышать, чувствовать
почему-то немного хочется плакать...


фото Татьяны Абаниной

 

купить арматуру