Интервью "Московского комсомольца" с Андреем Макаревичем
 (06 сентября 2002 г)

 

- Чего Вы ждете от нового сезона?

- Ожидания основаны, скорее, на мечтах, нежели на реальных фактах. Очень хотелось бы, чтобы появилась какая-нибудь молодая команда, которая необходимую энергетику сочетала бы, все-таки, с музыкой. Это основная проблема последних лет. Возникает странное ощущение, будто все специально не умеют петь. Это может быть приемом, когда кто-то (один) им пользуется. Когда это Становится общей тенденцией, из которой еще делают тенденцию модную, это немножко грустно. Если, к примеру, сравнивать с Англией или Америкой, то планка, с которой человек считается артистом, у них гораздо выше, чем у нас. Так сложилось исторически. Проще не уметь петь, чем уметь.

-Может, низкая планка собственно рыночного спроса и провоцирует такой уровень?

- Возможно. С другой стороны, если вдруг появится приличная, хорошо поющая - по мировым понятиям -  команда, я не думаю, что ее закидают помидорами.

 - Реальна ли надежда, что еще родятся гиганты (по силе воздействия на людские умы), какими, допустим, на рубеже 70—80-х годов были, с одной стороны, "Машина времени, а с другой — та же Алла Пугачева?

- Реальна всегда. Работает еще ведь субъективный фактор. "Битлы" вот родились в одном городе... Все возможно. С другой стороны, время уже немножко другое. В звуковой палитре, к сожалению, красок-то не прибавляется. В энергетической - тоже. Возможности каждого жанра не безграничны. Вся эта музыка проходит уже по десятому кругу. Если взять 50-е годы в Америке или конец 60-х: вокруг были непаханые поля - композиций, звуков, настроений, стихов. Каждая команда была фонтаном идей. А сейчас все это поле вытоптано, и то, что на нем вырастает, мы уже кушали.

- История музыки насчитывает много веков. Бетховен, Моцарт, Альбинони, Вивальди, Чайковский, Бах... Тоже попсовики своего времени, так сказать. А тут и двадцать лет, и все вытоптали?

- Синусоида идет вверх и вниз. Если уж говорить о Бахе, Бетховене и Вивальди, то там за триста лет много ли мы можем назвать выдающихся имен? Десятка два. Не густо для такого срока.

- Собирается ли "Машина времени" потрясти чем-то общественность в новом сезоне?

- "Машина времени" пока потрясать общественность не собирается. Нас просто замучили с любовью нашего народа к ретро: почему мы не поем этих песен, почему - тех... Поэтому мы решили раскопать что-то из того, что не звучало лет пятнадцать-двадцать. Такая новая старая программа. Новые вещи мы сейчас делаем неспеша - для фильма "Танцор", который я одновременно продюсирую. Закончил сольник, о котором давно мечтал: с джазовыми музыкантами из разных составов, записал свои песни - без единого электрического инструмента. Живой рояль, контрабас, ударные, труба, аккордеон, скрипка. Получил фантастическое удовольствие и с изумлением обнаружил, что среди молодых людей есть потрясающе сильные джазовые музыканты. Мне казалось, что это привилегия старшего поколения. Молодые ребята, которые знают и традицию, и авангард, владеют этим на мировом уровне. Нашим бы рок-музыкантам этому поучиться.

- Дядя Федор (Чистяков) из группы "Ноль" как-то спел про "говнорок", и попугаями вослед заголосил целый хор типа-продвинутых "музыковедов", наклеивших сей ярлык на целый пласт рок-музыки, к которому, похоже, принадлежит и "Машина арсмсни". Вы согласны?

- Нет. Это грубовато. С одной стороны, если (для того чтобы стать героем) до­статочно крикнуть слово "х.." со сцены, то мне жалко и этих людей, и тех, кто их слушает. Я бы не стал делить музыкантов на поколения. Есть команды, от которых я ловлю кайф, - от "Аквариума", от "Сплина", от "Чайфа" местами, и я совершенно не могу употребить этот термин применительно к ним. С другой стороны, среди молодых артистов достаточное количество людей, которые этого звания вполне заслуживают.

облицовочный кирпич купить